Горячая линия: 8 (925) 483-23-21   Платные услуги: 8 (499) 735-82-89

Заместитель главного врача ГБ №3 по санитарно-эпидемиологическим вопросам, окружной врач-эпидемиолог Грачёва И.Ю. дала интервью радиокомпании "Зеленоград сегодня"

Интервью с заместителем главного врача городской больницы №3 по санитарно-эпидемиологическим вопросам, окружным врачом-эпидемиологом Грачёвой Ириной Юрьевной.

gracheva i u o— Ирина Юрьевна, добрый вечер.

— Добрый вечер, рада всех слышать и видеть.

— Рады вас видеть, всегда прекрасно выглядите, и, слава Богу, в добром здравии. Так вот по поводу здравия, Ирина Юрьевна, мы с вами и поговорим по традиции. Некоторое время назад в окружной прессе прошла информация о том, что в Зеленограде опять, в очередной раз осложнилась ситуация с корью. Это действительно так, Ирина Юрьевна?

— Спасибо за вопрос. И хорошо, что начали именно с этой инфекции, потому что за последние дни нарастает ситуация по кори. Возникло девять случаев, потом три не подтвердились, и на сегодняшний день у нас шесть случаев заболевания: двое деток и четверо взрослых.

— Мне интересно:  есть шесть подтвержденных случаев на 230 тысяч населения. Неужели действительно такие цифры заставляют специалистов, врачей напрячься?

— Конечно, это не эпидемия, корь должна быть. Но по вузовской программе мы к 2010 году должны были ликвидировать корь, потому что это управляемая инфекция. То есть стыдно в настоящее время, в XXI веке болеть корью, когда есть прививки. Но, тем не менее, с учетом политики, с учетом ненужной демократии у нас народ отказывается от прививок. И вот результат.

— То есть ситуация возникла именно из-за прививок?

— Да, из-за прививок, конечно. Заболели дети 14 и 6 лет. Одна девочка непривитая уехала в Польшу с родителями, хотя она организованно посещает школу, а второй ребенок уехал в Свердловскую область и привез корь. То есть корь актуальна не только у нас в Москве, но и во всем мире. 14, 20 тысяч случаев за рубежом: Польша, Испания, Италия, Англия. Там действительно идет подъем заболеваемости. Это оправданный момент, и  многолетняя динамика это доказывает. Мы своих прививаем, а там, видимо, не очень на это обращают внимание.

— И мы к ним стремимся, получается.

— Да, и в результате завезли детскую корь. Соответственно, она высококонтагиозная, заболели и взрослые, потому что тоже, видимо, были непривиты. Конечно, шесть случаев — это немного. Но стыдно, уважаемые зеленоградцы, сегодня болеть корью, тем более, что взрослые болеют иногда очень тяжело.

— По поводу взрослых я хотела бы задать вам вот какой вопрос. Очень часто в разговорах со своими знакомыми, когда мы обсуждаем детские инфекции, такие как ветряная оспа, корь, краснуха и т.д., очень часто я слышу такое мнение: если ты один раз в жизни перенес это заболевание, в дальнейшем у тебя вырабатывается стойкий пожизненный иммунитет. Чаще всего об этом говорят, когда имеют в виду ветрянку. А вот человек, перенесший единожды корь, имеет такой иммунитет?

— Вообще есть случаи повторных заболеваний, но они очень редки. Все организмы индивидуальны и по-разному воспринимают инфекции. Но рубчики (?), своего рода циркуляция антител, после перенесенного заболевания остается. Поэтому редко, очень редко, когда люди, переболевшие корью, болеют ею снова. Раньше не было серологического исследования. Сейчас каждый случай кори мы подтверждаем серологически, то есть берется кровь, после этого определяется иммуноглобулин, что это корь, и таким образом она ставится. Без этого исследования корь сейчас не ставится. Поэтому изначально было девять случаев, а оказалось шесть, то есть остальные три отменили. Раньше определяли клинически. Даже была коревая краснуха, это знает тот, у кого уже взрослые дети.

— То есть высыпало что-то на теле…

— Кто корь ставит, кто краснуху: ставили то, что видели клинически. Это, конечно, неправильно. И в результате многие болели и три, и пять раз корью, что тоже неправильно. Конечно, наука развивается, процесс идет, и сейчас лабораторной диагностике уделяется большое значение. Поэтому кто переболел, мы сдаем высокий титр антител (в округе периодически это происходит). Если норма один на двадцать, а у нас норма один на пять тысяч титр антител, то есть, конечно, нужно прожить пять тысяч лет, чтобы повторно заболеть корью.

— Ирина Юрьевна, тем не менее, давайте поговорим вот о чем. С одной стороны, вы уже обозначили, что в наш век высоких технологий стыдно болеть корью. Но помимо стыда, что еще вызывает опасения специалистов?

— Во-первых, это детская инфекция. Маленькие детки болеют ею нетяжело, поэтому мамам не надо переживать, когда дети болеют ветрянкой, коревой инфекцией, краснухой и т.д. Это даже очень хорошо. А вот взрослые могут переносить ее тяжелее. Ведь кто помнит, корь высыпает такой мелкопапулезной сыпью, которая поражает не только кожу, но и слизистые: рот, интимные места, склеры. Все это вызывает зуд. Отсюда возникают пневмонии, и дальше может быть менингоэнцефалит. Я не пугаю, но с возрастом здоровья не прибавляется.

— Нет, напугать стоит.

— Я к тому, что человек, конечно, не умрет, если заболеет корью. Хотя летальные случаи были в России. В Москве нет, а в России были. Но очень много внутрибольничных случаев, когда сам медицинский персонал якобы привитой или неправильно привитой, обслуживая больных корью, болеет корью более тяжело. Поэтому здесь какая ситуация? Детскими инфекциями лучше болеть в детстве и развиваться лучше в детстве. Это неинтересно, когда бабушка с косичками, когда женщины молодятся… Поэтому все должно быть в свое время. Если человек переболел, он уже повторно не заболеет. А если заболел во взрослом возрасте, то нужно задать вопросы: как прививался, где, как хранилась вакцина, правильно ли проведена была прививка. Корь прививается маленьким деткам сначала с 12 месяцев, а потом в шесть лет. Если человек не прививался в этом возрасте, были отказы, отводы или жил там, где вообще не делали прививок (за рубежом, например), то он может сделать прививку и в 15, и в 16 лет, но с интервалом в три месяца. Прививка от кори должна быть сделана двукратно — тогда это законченный курс вакцинации. А у нас иногда одну прививочку сделают и думают, что все закончилось. Нет, это неправильно. Есть национальный календарь, над которым научно-исследовательские институты работали, и я думаю, надо этого придерживаться и этому соответствовать.

— Ну, хорошо. Вот специалисты наших зеленоградских клиник узнали, подтвердили шесть случаев кори в Зеленограде. Что будем делать?

— Во-первых, мы сразу прививаем весь очаг, весь подъезд — кто открывает дверь, прививается. Были случаи, когда люди вызывали милицию, так мы и милиционеров привили, потому что убедили, в чем дело, и, в общем-то, эффект есть. Кроме того мы прививаем школы, контактные классы, общежития, то есть максимально расширяется инфекционный очаг для того, чтобы сделать прививки. Таким образом, в Зеленограде процентов 90 населения привито. Поэтому если никуда не выезжать, мы, может быть, корью не заболеем. Но если к нам приедут мигранты, или мы куда-то выедем (по примеру с заболевшими детьми), конечно, ситуация может измениться.

— Ирина Юрьевна, уведу вас немного в сторону от запланированного хода беседы. Где-то недели две (может, чуть меньше) назад одно из авторитетных информационных агентств РИА «Новости» сообщило, что в Москве подтвержден случай какой-то там жуткой лихорадки, и что привез это заболевание мужчина то ли из Вьетнама, то ли из Таиланда. В общем, очень экзотическое заболевание. У нас, как мне кажется, менталитет людей складывается таким образом, что мы имеем возможность покупать путевки в экзотические страны, но понятия не имеем о том, что не мешало бы подготовиться к этой поездке, в том числе пройдя врачей, соответственно, приобретя себе соответствующую защиту. Скажите, насколько целесообразно делать такие прививки, и кто составляет план этих прививок в случае, если человек собирается уезжать куда-то в Буркина-Фасо, Таиланд или куда-то еще?

— Спасибо за вопрос. Он действительно очень интересный и актуальный. Дело в том, что нас отправляют турагентства. Они должны иметь лицензию, право на проведение тех профилактических мероприятий, которые должны быть проведены перед поездкой в ту или иную страну. Они должны предупреждать людей, информировать и, если нужно, делать прививки.

— Турагентства?

— Да, турагентства, потому что сам человек не знает, куда он едет, что там может быть, — он не медик. Он знает, что надо мыть руки, нельзя пить из лужи…

— Но не факт, что он это делает.

— Да. Но дело в том, что турагентства не всегда цивилизованно относятся к отправке наших граждан, это касается не только прививок. Но могу сказать одно: в последнее время идет завоз лихорадок с почечным синдромом, геморрагических лихорадок. Их несколько сотен. Поэтому сейчас я их перечислять не буду, но они есть. Это тоже связано с какими-то экологическими факторами, с восприимчивостью, с многолетней динамикой, то есть каждое заболевание раз в пять, десять, двадцать лет максимально начинает себя проявлять, будто бы говорит: я есть на свете, обратите на меня внимание! Так вот у нас с вами омская лихорадка, а сейчас в последнее время — лихорадка Западного Нила.

— Вот-вот, про нее говорили.

— Казалось бы, какой может быть Нил, когда Нил — это Африка, Египет? Но, тем не менее, ее же передают кровососущие насекомые, которые, бывает, залетают на воздушные судна. И это не потому, что у нас плохо работает таможенная служба.

— Ну а как за комаром-то уследишь?

— Конечно. Это связано просто с мировыми проблемами, с экологией. Но, тем не менее, пугаться этого не надо. У нас клиники и инфекционные больницы настроены на все это, поэтому я всегда говорю нашим зеленоградцам, москвичам и гостям: если вы чувствуете себя плохо, если лихорадка не проходит, несмотря на обычную терапию, на чай с малиновым вареньем и лимоном, на арбидол, если хотите, и вы больше пяти дней температурите, а эффекта нет, обязательно надо идти к врачу. Любой специалист, который вас встретит (терапевт, инфекционист), несмотря на наши записи к врачам, примет вас без очереди, потому что состояние острое. Или обращайтесь напрямую в медицинские учреждения, в больницу: вызывайте «03», вам будет оказана помощь, и вам поставят тот или иной диагноз. И ничего страшного в этом нет. Не надо заниматься самолечением. Лихорадку исключим или поставим, поможем, все это лечится. На сегодня летальных исходов нет.

— Но прежде надо турагентству сказать, что хотите сделать прививки, если летите в ту или иную страну.

— В основном народ у нас, конечно, грамотный, понимает. Но лучше всего спросить, конечно. Обычно это касается стран Африки. Египет, Турция, Европа, Таиланд как-то не являются эндемичными странами по этим вопросам. Вьетнам тоже не всегда актуален, и не всегда геморрагические лихорадки там возникают.

— Но, может, туда тоже завезли.

— Но в основном это Африка. И сейчас еще модно стало ездить на Багамы, в Южную Америку, Перу, в горы, тропики… В этом случае, конечно, надо обращать внимание, потому что есть москиты, кровососущие насекомые, есть вообще необычные насекомые, которые все могут переносить. Поэтому, конечно, здесь надо быть внимательным. И, конечно, лицензирует турагентства и Роспотребнадзор, и служба по лицензированию, и Росздравнадзор. И государственные службы все вместе должны определять и отзывать лицензии у тех, кто выполняет их недобросовестно.

— Но все равно людям надо быть очень внимательными. Защити себя сам — это работает.

— Конечно.

— От лихорадок плавно перетечем к тому, о чем сейчас говорят на каждом шагу, и систематически каждую неделю то же самое РИА «Новости» отчитывается, сколько, что и в процентном соотношении. Грипп и ОРВИ. Последние данные: за неделю в Москве число заболевших повысилось на 12%. Эпидемия?

— Да нет. Грипп, слава Богу, в этом году не очень выражен.

— Спокойно себя ведет?

— Спокойно, но это не значит, что его не будет. Он есть. Конечно, будут и летальные исходы, всегда это бывает. В основном это детки до одного года.

— Звучит так страшно…

— Бывает, это жизнь, и никуда не деться. Я имею в виду Москву, Россию, не Зеленоград, конечно. У нас давно не было летальных исходов, я думаю, что и не будет.

— Опять же, летальные исходы не от гриппа, а от осложнений, которые могут быть.

— Конечно. В основном на это влияют поздние обращения, самолечение, неправильный образ жизни некоторых наших деток, родившихся, скажем так, не у тех родителей. Грипп есть, но он не мешает нам жить, скажем так. Респираторные инфекции будут. Порог не превышен. Да, болеют, в основном это организованные детки за счет того, что в коллективе идет формирование этого штамма. Но это неопасно. Мы все с вами переболеем, и я думаю, что инфекция немного сдвинется на весенний период. Видите, какая весенняя погода стоит. То были морозы под сорок градусов, то теперь тепло, как весной. Поэтому, конечно, будут какие-то сдвиги. Но, тем не менее, мы все привиты, вакцинация у нас завершена. Сейчас прививки делать не надо, мы все защищены, поэтому применять можно только, скажем так, неспецифическую профилактику: все известные препараты, витамины, теплое питье, тепло одеваться, гулять побольше.

— И руки мыть…

— И руки мыть обязательно.

— К нам поступил телефонный звонок. Давайте его примем. Добрый вечер, мы слушаем вас.

— У меня такой вопрос к доктору: прививка от дифтерии делается для профилактики или делается с какими-то обозначенными сроками? Я пенсионерка, мне 70 лет. Десять лет назад я сделала эту прививку. Нужна ли она мне повторно сейчас?

— Спасибо за звонок и за вопрос. Это очень приятно, что пенсионеры в 70 лет заботятся о своем здоровье. Обычно мы заставляем делать такие прививки. Большое вам спасибо! Я обращаюсь ко всем зеленоградцам: прививка от дифтерии делается комплексно — это и профилактика, и защита. Тем более, что дифтерия антибиотиками не лечится. От нее можно умереть, потому что возникает так называемый истинный круп, когда уже ничем не помочь, и медики иногда бессильны. Человек задыхается и просто умирает. Прививка состоит из АДСМ — адсорбированного дифтерийно-столбнячного анатоксина. Она вводится раз в десять лет в обычной поликлинике, и человек об этом забывает. Поэтому, если вам сегодня 70 лет, сделайте ее, пожалуйста, и спокойно доживите до 80 лет. В 80 вы придете за следующей порцией на 10 лет. Кроме того, прививка содержит компонент против столбняка. Поэтому если вы имеете какое-то повреждение (коленки на даче или порежетесь), вам не нужно будет делать экстренную профилактику столбняка, не нужно будет обращаться в травмопункт. Вы просто скажете, что привились, и у вас эта прививка тоже будет действительна. То есть вы сейчас защищаетесь и от дифтерии, и от столбняка.

— И 10 лет это действует?

— Столбняк меньше — два года, а от дифтерии — десять лет.

— Значит, каждые 10 лет нужно делать эту прививку?

— Да, делать АДСМ от дифтерии. Если у кого-то есть прививка от столбняка, а нужна от дифтерии, то есть АДМ, то есть адсорбированный дифтерийных анатоксин. Можно сделать прививку от столбняка отдельно. Все можно, было бы желание. Зеленоградцы, приходите в поликлиники, и мы вас защитим от той инфекции, которой вы боитесь.

— Давайте вернемся к гриппу и ОРВИ вот с какой позиции. Вы сказали, что в Зеленограде все замечательно, всех привили, а вот в Москве только 27% москвичей прошли вакцинацию. По данным того же РИА «Новости» со ссылкой на Роспотребнадзор, получается, что мы самые большие молодцы в этом вопросе?

— Во-первых, Зеленоград — это обособленный округ. Мы все как одна большая семья. Как я говорю, молочные братья, сестры, знакомые, друзья. Мы все друг друга знаем. Наш город одно время был даже закрыт, если помните, и было видно, когда к нам какой-то чужак приезжал. Сегодня город открыт, доступен. Но город наш маленький, мы все друг друга знаем, поэтому налажена ситуация более четко. В Москве огромная миграция, огромный приток приезжих. Девять миллионов приезжих, только представьте! А что говорить про москвичей? Поэтому иногда не знаешь, кто в вагоне едет, москвич или приезжий. Но я сейчас не об этом. В Зеленограде хорошо налажена работа по вакцинации. Кроме того у нас действует «сарафанное радио». Если я сегодня выступаю, и вы об этом задумаетесь, что через какое-то время у нас пойдут прививки, народ будет это передавать и дальше выносить в массы, и мы таким образом эту проблему решим. Кроме того у нас жесткий контроль со стороны Роспотребнадзора, у нас одна больница, восемь поликлиник, несколько детских садов и школ. Конечно, мы все можем проверить. Маленькая страна — меньше проблем. А в огромном мегаполисе, как Москва, конечно, сложнее. Плюс ко всему у нас нет текучести: наши медицинские работники работают в Зеленограде, не очень приятно ездить в Москву. Много, конечно, зеленоградцев, которые ездят в Москву работать. Они в группе риска, и им некогда обратиться к врачу, потому что уезжают в семь утра, а приезжают в восемь вечера. Какая тут поликлиника, какая тут защита? Поэтому будем решать вопрос о том, чтобы вакцинировать в субботу, специально приглашать на прививки. Наших зеленоградцев надо защитить. Вот поэтому у нас и порядок за счет того, что мы маленькие, у нас все честно. Через дорогу перешел — другая поликлиника, туда приехал — опять знакомые. Поэтому и налажена работа.

— Было бы интересно наладить такую работу (может быть, это и абсурдно прозвучит): вакцинация в электричке! В добровольно-принудительном порядке.

— Нет, этого делать нельзя, потому что перед вакцинацией должен быть осмотр. Потом каждый человек индивидуален, с каждым надо побеседовать, померять температуру. Ведь человек может придти на прививку, а у него на сегодня будет отвод: он плохо себя чувствует, или у него плохое настроение, или у женщины критические дни, или человек просто в инкубации, когда респираторная инфекция на пороге, а мы будем его прививать. Это совершенно безграмотно. В общем, прививаться нужно, но только после осмотра врача. И, вообще, к вакцинации не надо относиться так: пошел и сделал прививку. Нет. Нужно морально настроиться, нужно знать, от чего вы вакцинируетесь, и, соответственно, попросить медиков рассказать, если вы что-то не понимаете, чего-то не знаете.

— Расскажут и покажут. Ирина Юрьевна, расскажите, пожалуйста, нашим радиослушателям про такую прививку, которую называют БЦЖ. Что это такое?

— Спасибо за вопрос. Вы сегодня задаете очень актуальные вопросы. Это прививка против туберкулеза. Раньше она называлась «бацилла Кальметта Герена». Делают ее впервые в перинатальном центре в первые дни жизни ребенка. Далее она повторяется в семь лет, далее в 9, в 16 идет повторение. Новорожденным деткам делаем прививку в перинатальном центре и в поликлиниках. Дальше — при выписке из перинатального центра, если не сделана была прививка в перинатальном центре по причине медотвода или, самое ужасное, отказа мамы.

— А это ужасно.

— Да. Дело в том, что в последнее время выросла заболеваемость туберкулезом. И поддержат меня окружной фтизиатр, главврач нашего диспансера № 6 Наталья Николаевна Соколова, которые говорят о том, что не должно быть в Зеленограде такого туберкулеза, который есть сейчас. Мы находим и посмертно туберкулез, находим и у детей. Но в основном это дети мигрантов или незарегистрированных наших жителей. Недавно найден очаг, в котором взрослый заболел туберкулезом, а у него еще трое деток дома. И, конечно, мы будем рассматривать этот вопрос, выяснять, потому что детки болеть не должны. Еще раз повторю: в XXI веке болеть туберкулезом ребенку не то что нецивилизованно — это ужасно. Возникает ощущение, что у нас по улицам ходят медведи, мы с вами не моемся, не моем руки и выглядим, как первобытные люди. Поэтому я призывают всех женщин, которые собираются стать мамами, я призываю всех, кто уже родил и думает, делать ли эту прививку, подумать хорошо еще раз. Да, это живая вакцина, там есть штамм туберкулеза, но он настолько ослаблен, что не вызывает никаких осложнений. Поверьте, я занимаюсь эпидемиологией много лет, и все осложнения, которые мы анализировали, минимальны по сравнению с тем, что может быть без вакцинации. Заболеть туберкулезом страшно, но еще страшно и выздороветь от него. Есть много препаратов, которые не помогают за счет того или иного штамма, много социальных условий, потому что это социальная болезнь.

— Нас, кстати, учили тому, что туберкулез — это болезнь асоциальных категорий.

— Конечно. Кто раньше болел чахоткой? Те, кто плохо ел, у кого были стрессы, кто жил в ужасных условиях. Как «На дне» у Горького. То же самое происходит и сейчас. У нас очень много жителей, которые болеют туберкулезом, живут в асоциальных условиях. Это и алкоголизм, это и безработица, это и эмоциональных фактор. Кроме того, есть пример, когда люди хоронят близких и после этого заболевают туберкулезом, не потому что они ходят там, где он есть, а потому что ослабляются иммунный и эмоциональный факторы. У нас непростая жизнь сегодня, нелегко жить, к сожалению. Может быть, это связано с тем, что время такое наступает. Не знаю. Тем не менее, инфекция активизируется, и мы с вами эмоционально более лабильны, менее терпимы, более, наверное, грамотны становимся, начинаем сами руководить своим здоровьем, руководить своими детьми. Но если вы отвечаете за себя, вы же отвечаете и за детей. Поэтому, уважаемые мамы, папы, взрослые, будьте хорошими взрослыми. Если вы отвечаете за ребенка и хотите, чтобы он у вас был хорошим, достойным гражданином, он же должен быть и здоровым. Ведь национальный календарь прививок придумали не мы, не зеленоградцы, не Москва — придумали ученые буквально со времен Коха, когда открыли эту бациллу.

Я всегда привожу такой пример. Когда была натуральная оспа, Луи Пастер заметил, что доярки, которые доят коров, не болеют оспой, не умирают. Все умирают, а они нет. И он выяснил, что они переболели коровьей оспой, потому что доили коров. Вака — это корова, отсюда слово вакцина. То есть все идет с давних времен. Поэтому на сегодняшний день у нас все отработано. У нас есть национальный календарь прививок. Все прививки, препараты, вакцины очень четко контролируются, сертифицируются, правильно хранятся. Сейчас используется холодовая цепь, то есть они правильно транспортируются. Они правильно делаются и правильно выдаются. Поэтому на сегодня просто преступление отказываться от любой вакцинации, будь то дифтерия, краснуха, корь, скарлатина — да все, что угодно!

Вот пример бешенства. Укусила собака, и если прививку не сделать, человек умрет, если животное было бешеным. Такой случай был в 1-й инфекции. Два года назад 11-летняя девочка была укушена собакой за руку. Она с родителями на тот момент была в Астрахани и папе не сказала об укусе. И у девочки только через шесть месяцев возникла клиника бешенства. И ее возили по всем больницам, ее показывали во все клиники, и все ставили диагноз: неадекватная реакция на медперсонал, девочка какая-то неадекватная. А когда развилась клиника бешенства, было уже поздно. И папа до сих пор, наверное, ненавидит эту инфекцию. Это жизненная ситуация. Это смерть, если не сделать прививку.

То же самое и с туберкулезом. От кори, конечно, не умрем, но почему нужно тратить время, деньги, эмоции, ходить с больным ребенком к врачам, когда можно все сделать своевременно? Поэтому прислушивайтесь к педиатрам, к эпидемиологам, к своим врачам. Мы не делаем прививки под одну гребенку — поставили всех и привили. У каждого будет свой график, к каждому будет свой индивидуальный подход. И мне очень понравилось, что 70-летняя женщина позвонила и спросила, когда ей делать прививку. Это означает, что она не только следит за собой (маникюр, педикюр, причесочка), но она еще и думает о том, чтобы дожить до 80 лет без дифтерии и столбняка. Я приветствую таких зеленоградцев.

— Получается, что люди старшего поколения более ответственно относятся к здоровью.

— Да и среди молодых есть очень хорошие мамы, которые делают все прививочки вовремя, чтобы ребенка дальше в сад оформить, дальше без проблем — в школу, чтобы ребенок мог спокойно ездить на отдых, в пионерские лагеря, быть активным и свободным. И не надо слушать неадекватные, неграмотные, непрофессиональные высказывания в отношении иммунизации. Профессор Смородинцев, открывший вакцину против клещевого энцефалита, жизнь за это отдал, он сам себя подвергал укусам клещей, чтобы дальше выработать вакцину, наблюдать, как она себя ведет. А мы, получается, все это зачеркиваем. Но это годами накопленный опыт, очень грамотный. И у нас, кстати, одно из лучших здравоохранений мира. Еще Семашко его сделал в 1918 году при советской власти, и у нас действительно находится все на уровне. Но мы почему-то сейчас все перечеркиваем, пытаемся внести демократические нотки, которые не всегда оправданы. Свобода — это же не есть демократия или вседозволенность и отречение. Свобода — это право выбора. Но мы иногда выбираем то, о чем иногда и представления не имеем.

— Я так поняла, что чаще всего причина отказа от прививок, как раз то, о чем вы сейчас говорите.

— Это незнание или просто амбиции: я не хочу, я считаю, что это ненужно, мой ребенок не заболеет. Но не может такого быть! Понимаете? Давайте тогда ходить голыми, на лед садиться, говорить, что мы никогда не заболеем. Давайте не одеваться, давайте резиновые сапоги детям не надевать, пусть ходят в босоножках зимой. То же самое: мой ребенок не заболеет! Вот такая же ахинея звучит, когда слышишь, как в перинатальном центре отказываются от БЦЖ, гепатита, когда отказываются от прививок от краснухи, особенно девочкам. А ведь если беременная женщина заболеет краснухой, то ребенок родится с уродством. И это огромное горе для той женщины, которая ждет ребенка. Так почему же не переболеть в три годика, в пять, когда антитела мамины закончились, приобрести свои и дальше жить спокойно, рожать, расцветать. Ведь сколько интересного в мире! Что же думать об этой вакцинации, которая абсолютно не должна беспокоить наших зеленоградцев?!

— Это как раз, как мне кажется, обратная сторона чрезмерного обилия информации, которая поступает со всех сторон, и мы не научились ее отфильтровывать.

— Наверное.

— Я напомню, что в гостях у нас сегодня Ирина Юрьевна Грачева, окружной врач-эпидемиолог. Последний вопрос, который мне хотелось бы вам сегодня адресовать, следующий. Мы с вами так или иначе об этом говорим каждую передачу. Когда мы с вами говорили о гриппе и ОРВИ, вы упомянули о том, что прививка прививкой, но можно себе еще и помогать, благо сейчас возможностей для этого предостаточно. Мне кажется, что здесь тоже есть обратная сторона. Обилием противовирусных препаратов и иммуномодуляторов мы уже просто, как мне кажется, пересытились. Каждый эпидсезон у нас появляется по пять-шесть новых противовирусных препаратов. И для людей, как мы все знаем, самый лучший врач — это аптекарь. Пришли в аптеку: «Ой, у меня что-то нос заложило. Какие бы мне капельки?», «Ой, что-то у меня голова болит. Какие бы мне таблеточки?», «Ой, вот тут новые какие-то таблетки появились. Говорят, классные!» И они эти «классные» покупают, и принимают бесконтрольно. И почему-то считается, что эти противовирусные препараты вреда не принесут: «Это же гомеопатия!» Курсы не пропивают, а потом начинают опять принимать. В общем, бесконтрольное и совершенно непонятное применение. К чему это может привести?

— Спасибо за вопрос. Вы знаете, меня всегда поражает, когда стоишь в аптеке, и люди начинают обращаться к фармацевту и не только по поводу гриппа: а у меня в ухе стреляет; а мне вот пластырь нужен такой-то; а у меня более интимные заболевания… И только из десяти аптекарей одна сказала: «Знаете, сходите к врачу. Он вам назначит лекарство, и я вам его продам».

— Недавно, видимо работает…

— Конечно, тоже зависит от человека. Аптека — не медицинское учреждение. Это магазин по продаже лекарств. Там работают не медицинские работники, поэтому мы с вами не можем спрашивать и не должны спрашивать у фармацевта при всем уважении к этой профессии, какие лекарства нам покупать. У нас есть доктора, медицинские сестры, фельдшеры, которые помогут в нужный момент. А в отношении противовирусных препаратов хочу сказать, что, конечно, это рынок. Я не хочу никого обидеть, но это своего рода реклама: сегодня один препарат рекламируется, завтра другой. Опять же отражена и финансовая сторона вопроса. Поэтому народные средства всегда должны использоваться: мед, негорячий чай, лимон, витамины. Но в основном, если респираторная инфекция не выраженная, то можно, конечно, полежать дома и защитить себя традиционными способами. Если же температура не проходит, состояние ухудшается, человек чувствует себя хуже и хуже, не надо ждать трех дней. Достаточно одного дня — и вызвать врача. Если вы сами — медицинский работник, то я, прежде всего, призывают опять же обращаться к своим коллегам, потому что в болезни мы иногда очень плохо себя чувствуем, и осознание немножко не то.

И, вообще, уважаемые зеленоградцы, я не хочу, чтобы вы болели. Не надо приходить в поликлинику больным, вызывайте врача на дом. Врач придет обязательно в день вашего обращения. И поможет вам, и назначит необходимое, и больничный даст на пять дней, чтобы вы не приходили в поликлинику. Все это налажено, поверье. И порекомендует тот или иной препарат. Заниматься самолечением ни в каких случаях не стоит. Это чревато и опасно для здоровья. Я всегда привожу пример с телевизором или с какой-то аппаратурой. Что-то сломалось — мы же не лезем сами чинить. Ну а здесь каждый может лечить, учить, давать советы… Поэтому опять же повторю: да, народные средства помогут. Да, можно выпить таблеточку аспирина в первый день, и то, смотря какое у вас состояние и какой желудок. Может быть, и аспирин нельзя — вызовет раздражение и гастрит с язвой. Здесь тоже нужна консультация врача. Давайте будем профессионалами каждый на своем месте.

— Так вы понимаете, в чем тут тонкость-то? Большинство людей все-таки понимает, что бесконтрольный и безнадзорный прием антибиотиков влечет за собой последствия. А как раз к противовирусным относятся как к какой-то травке-муравке, которые попил, как травяной чай или леденец от горла, и все пройдет, а главное — никакого вреда бесконтрольный прием таких лекарств (точнее, препаратов — это не совсем лекарство) не принесет. В чем здесь ошибка?

— Во-первых, противовирусные препараты — такие же серьезные фармацевтические средства, как и антибактериальная терапия. Это не просто гомеопатия, это не просто травка. Эти препараты также могут давать побочный эффект, они также могут создавать ненужные эффекты и не всегда эффективны. Есть гепатотоксичные препараты. Не буду их называть, доктора и медицинские о них знают.

— Нельзя принимать при заболеваниях печени?

— Конечно, они поражают печень, бывают токсические гепатиты после приема этих препаратов. Кроме того есть препараты, которые категорически нельзя давать детям до года, до шести месяцев и так далее. Но в нас играет самоуверенность, может быть, лень вызвать врача, недоосознанность. Мы вообще как-то не любим профилактику.

— Вообще мы себя как-то не любим, видимо…

— Ну, я бы так не сказала. Вот говорят: гром не грянет, мужик не перекрестится. Вот мы почему-то всегда себе создаем трудности из-за того уверенности, что все знаем и умеем. Не надо это делать. Любое лекарственное средство — это лекарственное средство. Даже витамины могут принести вред, а не пользу. Поэтому все нужно, прежде всего, согласовывать со специалистом, с медицинским работником.

О больнице

Яндекс.Метрика

 

Контакты

icon gkb-konchalovskogo@zdrav.mos.ru​

icon Горячая линия: 8 (925) 483-23-21

icon 124489, Москва, Зеленоград, Каштановая аллея, д.2, стр.1


Присоединяйтесь к нам в социальных сетях
facebook icon ok icon vk icon twitter icon insta icon
Мобильное меню