Больница
8 (499) 735-82-89
Перинатальный центр
8 (499) 729-30-31
Поликлиника
8 (499) 734-31-01
Горячая линия больницы
8 (925) 483-23-21
Горячая линия перинатального центра
8 (915) 309-83-36
Горячая линия больницы:
8 (925) 483-23-21
Горячая линия перинатального центра:
8 (915) 309-83-36
Платные услуги перинатального центра:
8 (499) 729-30-31
Платные услуги поликлиники:
8 (499) 734-31-01

Ревматолог - профессия особая. Рассказывает окружной ревматолог Городской больницы №3 С. Н. Ткаченко

Ревматологические заболевания носят системный характер, их нельзя окончательно вылечить, можно только, благодаря современным препаратам и передовым методикам, снизить активность заболевания, вплоть до ремиссии. При таких условиях человек может сохранять жизненные функции, работоспособность и качество жизни. За всем этим стоит нелегкий, кропотливый совместный труд доктора и пациента.

revmatologУ кабинета окружного ревматолога городской больницы №3 Светланы Николаевны Ткаченко обычно очередь. И это не удивительно, ведь ревматологические заболевания сложные, требующие более длительного общения доктора с больным, чем это предписано стандартом. Но пациенты уверены – Светлана Николаевна обязательно их примет. А ведь есть еще и стационарные пациенты, которые имеют счастье получать квалифицированную помощь на ревматологических койках в рамках терапевтического отделения городской больницы.

– Ревматологические заболевания – аутоиммунные, к их числу относят множество заболеваний, в основе которых лежит системное или локальное поражение соединительной ткани, а наиболее частым клиническим проявлением является суставной синдром, – поясняет Светлана Николаевна, – то есть в организме происходит «поломка» на клеточном уровне.

– Это полиэтиологичное заболевание, то есть может быть много причин его возникновения: стрессы, инфекционные факторы, наследственность, воспаление и нарушение иммунитета и т.д. Эти факторы накапливаются, и в итоге организм начинает «думать», что его костно-мышечная система – это что-то чужеродное, и это что-то надо уничтожить. Начинают вырабатываться такие антитела, которые разрушают кости. Так как это системное заболевание, то под этот «град» попадают практически все органы, но прежде всего – почки, сердце, легкие.

Лечатся данные заболевания исключительно терапевтически. На что, прежде всего, направлена терапия? На то, чтобы антитела собственного организма перестали «думать», что он – чужеродный, чтобы перестали уничтожать собственный организм. Подавляется во время лечения не иммунитет, а иммунный ответ. Организм перестает сам себя разрушать и, соответственно, активность заболевания снижается.

– Лечение не простое, – подчеркивает доктор, – так как используются специфические препараты: гормоны, цитостатики, базисные противовоспалительные препараты. Их применение требует определенного внимания, контроля анализов и наблюдения за пациентом. Поэтому в начале лечения мы в отделении назначаем терапию, смотрим, как больной переносит прием препаратов.

Если всё хорошо, пациента направляют в поликлинику, где амбулаторно продолжается медикаментозное и физиотерапевтическое лечение. Есть пациенты, которым требуется проведение такой терапии, как биологическая. Это самое передовое лечение, при котором используются генно-инженерные препараты для лечения ревматологических заболеваний. Они отличаются тем, что очень сложные по механизму действия, действуют на клеточном уровне, потому что ревматологические заболевания – аутоиммунные, требующие специального подхода, при котором используются генно-инженерные препараты. Они назначаются тем больным, которым не подходит основная базисная терапия.

Схема назначения препаратов генной инженерии тоже достаточно сложная. Сначала доктор принимает решение о том, что больному необходимо подобрать такое лечение. Пациент должен пройти специальное дополнительное обследование и на основании результатов обследования, врач дает заключение о возможности получения данным пациентом такой терапии. Затем пациент едет в Московский Городской ревматологический центр на комиссию, где его консультируют профессора и, соответственно, принимают решение: дать генно-инженерную терапию или нет – она очень дорогостоящая, стоит от 70 до 150 тыс. руб. в месяц. Пациент может получить такую терапию бесплатно при наличии группы инвалидности.

– Хороша генно-инженерная терапия тем, – объясняет Светлана Николаевна, – что, в принципе, эффект можно увидеть сразу: тяжелым пациентам сделали инъекцию – они встали и пошли.

Увы, ревматологические заболевания хронические, то есть пожизненные. Общаться с докторами (а это не только ревматолог, но и доктора практически всех специальностей) приходится всю жизнь. Поэтому лучший друг пациента, страдающего ревматологическими заболеваниями – это врач-ревматолог, который знает все особенности заболевания, сопутствующие болезни, постоянно привлекает смежных специалистов и старается сделать всё, чтобы облегчить страдания больного.

Диагноз ревматического заболевания может ставиться очень долго – годами, десятилетиями. Человек себя плохо чувствует, его мучают боли внизу спины, в ягодицах, пятках, он обращается сначала к неврологам, ортопедам, хирургам. Эти симптомы чаще всего расцениваются как нагрузка на спину, как банальный остеохондроз, так как изменений на рентгенограмме, отчетливо выраженных, нет, и анализы могут быть нормальными. Если воспалительная боль в нижней части спины сохраняется достаточно долго, тогда доктора отправляют пациента на консультацию к ревматологу. А ревматологи уже знают, что делать с таким больным, какие конкретно взять анализы, какие исследования провести, чтобы увидеть начало заболевания. И только тогда ставится диагноз и назначается лечение. Но до этого момента проходит достаточно много времени.

При некоторых заболеваниях диагноз можно поставить гораздо раньше, поскольку существуют определенные критерии, шкалы, есть клинические изменения и в анализах крови, и на рентгенограммах, которые позволяют определить наличие данного заболевания. Более того, сейчас широко применяется и внедрен в практику ревматологов ультразвуковой метод, который позволяет раньше дифференцировать заболевание.

– Я тоже владею этим методом, – говорит Светлана Николаевна.
– Главный врач больницы И.Я. Голоусиков предоставил мне возможность обучиться, получить эту специальность. В нашем арсенале – современный УЗИ-аппарат, который позволяет на достаточно ранних стадиях определить, какие изменения происходят в суставах, сухожилиях, быстрее поставить диагноз и начать лечение, а в дальнейшем и оценить прогрессирование заболевания. Это тоже большой плюс в диагностике ревматологических заболеваний. Ведь чем раньше мы начинаем лечить любое ревматологическое заболевание, тем меньше отрицательных изменений будет у пациента, тем лучше сохраняется и функция суставов, и функции организма в целом.

Во время нашей беседы выяснилось, что специализация врача-ревматолога – достаточно редкая. В России таких специалистов всего лишь около полутора тысяч. То есть в мединститутах нет очереди, чтобы получить такую профессию.
– Ревматолог – это достаточно трудная специальность, как, впрочем, и все врачебные специальности, – поясняет Светлана Николаевна.

– Она требует очень много умственных затрат, большой ответственности, поскольку это системные заболевания, крайне сложные и в диагностике, и в лечении, и в выявлении. И наши пациенты сами по себе очень сложные, потому что хроническая боль меняет психику человека. Больные совершенно по-другому реагируют на людей, на внешние раздражители. Тут надо очень любить свою профессию, любить людей, чтобы хотеть им побыстрее помочь.

Совершенно очевидно, что специальность ревматолога будущие медики выбирают не просто так.
– Я мечтала быть доктором с детства, – рассказывает Светлана Николаевна. – Моя мама болела ревматоидным артритом, и я с детства, видя ее страдания, говорила: «Вот вырасту – и вылечу тебя». К сожалению, мамы уже нет 17 лет, но я стала ревматологом в память о ней, потому что знаю, что это за болезнь, я видела с детства, как тяжело, трудно и больно близкому человеку. Это выстрадано, прочувствовано, специальность не взята «с потолка». И у многих моих коллег есть своя история, побудившая их стать именно ревматологами.

Во многом поэтому ревматологи держатся друг друга, постоянно консультируются и находятся на связи. Также они многое знают и о своих пациентах – условия жизни, семейный климат и т. д. Это помогает правильно назначать и сопутствующую терапию. Поэтому ревматологи считают себя одной большой, дружной семьей.

… Медицина не стоит на месте: наши специалисты и зарубежные ученые стараются разгадать тайну возникновения ревматологических болезней. В этом помогает обмен опытом, в том числе и с коллегами из других стран. Окружные ревматологи участвуют в российских и в зарубежных семинарах, постоянно делятся опытом, который помогает им найти эффективный подход к каждому больному и назначить лечение, которое обязательно должно помочь.

– Я очень признательна главному врачу нашей больницы Ивану Яковлевичу Голоусикову, – говорит в заключение Светлана Николаевна, – он всегда поддерживает стремление специалистов совершенствоваться в профессии, обучаться новым, передовым методикам и эффективно внедрять их в повседневную практику.

О больнице

Яндекс.Метрика

 

Контакты

icon gkb-konchalovskogo@zdrav.mos.ru

icon Горячая линия больницы:
8 (925) 483-23-21

icon Горячая линия перинатального центра: 8 (915) 309-83-36

icon 124489, Москва, Зеленоград, Каштановая аллея, д.2, стр.1


Присоединяйтесь к нам в социальных сетях
facebook icon ok icon vk icon twitter icon insta icon
Мобильное меню